jim_garrison: (Default)
Политика сдерживания основывается вовсе не на 100-процентной уверенности в том, что противник перейдет в наступление, если вы пересечете красную линию. Учитывая высоту ставок, даже минимальной вероятности такого поворота событий может оказаться достаточно. И в течение 70 лет это было достаточно.
Поэтому лидеры делают все возможное, чтобы сохранить эту систему. К примеру, развертывают силы прикрытия — своеобразные «мины-растяжки». В период холодной войны мы развернули наши войска в Германии, чтобы те могли противостоять танкам Советского Союза. Сегодня 28 тысяч военнослужащих находятся в Южной Корее, и 12 тысяч — непосредственно у демилитаризованной зоны.
Зачем? Вовсе не для того, чтобы отражать нападения. Они не смогут. У них просто не хватит сил. Если говорить прямо, то они находятся там, чтобы умереть. Они представляют собой четкое послание: если вы вторгнитесь на территорию нашего союзника, вам придется сначала убить множество американцев. А это в свою очередь заставит нас начать против вас полномасштабную войну.
Такие «мины-растяжки» — это рискованный, опасный и циничный шаг. Тем не менее, мы прибегаем к этой мере, потому что обещания, данные на бумаге, могут повлечь за собой массу проблем, а «мины-растяжки» срабатывают автоматически.

Умереть за Эстонию?
jim_garrison: (Default)

анонс северокорейской программы МБР - парадное фото макетов МБР, отсюда

Американский стратегический мейнстрим в лице Ричарда Хааса в числе рассматриваемых США вариантов в отношении КНДР в сентябре 2016 года описывал следующие альтернативы:
1. Переговоры с КНДР с тем, что она откажется от ракетно-ядерного потенциала, что предельно маловероятно.
2. Продолжение текущих политики давления и санкций с теми же целями и/или целями краха режима.
3. Сделка с Китаем по объединению обеих Корей в единое государство с ее денуклеариацией (декларируется, как самый разумный вариант).
4. Политика сосуществования с ядерной КНДР с тем, что любая попытка применения или распространения ЯО приводит к войне с целью свержения режима. В постоянном режиме идут кибероперации и т.п.
5. Традиционный военный удар, нацеленный на северокорейский ядерный и ракетный потенциал.
6. Превентивный удар, в том случае, если разведка покажет, что Северная Корея привела свои ракеты в состояние боевой готовности и готовит их для непосредственного применения.

Как видим, ни одного приятного или хотя бы приемлемого для КНДР варианта действий США Хаас не предусматривает.

Однако это не означает, что его нет вообще.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Из выводов группы "Язон" (ученые Массачусетского технологического института и Гарварда, исследующие результаты бомбардировок Северного Вьетнама в 1966 году): прямая фронтальная атака на общество имеет тенденцию укреплять структуру этого общества, усиливает решимость народа, способствует созданию защитных средств м расширяет возможности восстановления.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
МЮНХЕН – Президентство Дональда Трампа является серьезным испытанием для Европы, для трансатлантических отношений и для мира в целом. Действительно, лозунг Трампа «Америка прежде всего» во многих отношениях представляет политику, противоположную интернационалистской американской внешней политике последних восьми десятилетий.

Для начала посмотрим на заявление Трампа о том, что он одинаково доверяет канцлеру Германии Ангеле Меркель и президенту России Владимиру Путину. Значит ли это, что Соединенные Штаты будут проводить равноудаленную политику в отношениях с ЕС и с Кремлем?

Это не праздный вопрос. Трамп ясно показал, что существующие деловые партнерства, союзы, правила и протоколы значат для него очень мало . В своих записях в социальных сетях он разражается тирадами против СМИ, нападает на независимых судей, обвиняет конкретных людей и компании, а также умаляет роль международных организаций.

Но даже если США при Трампе и являются непривлекательным союзником для Европы, отказ от США как от партнера ‑ что некоторые люди в Европе хотели бы сделать как можно скорее – будет ошибкой.

С одной стороны, Европа не должна игнорировать мнение большинства американцев, которые не голосовали за избрание Трампа. Обязательство гражданского общества Америки и реакция судебной системы США продемонстрировали европейцам, что те США, которые они знают и высоко оценивают, не поддаются влиянию и не являются подкаблучниками. Вместо того чтобы отворачиваться от США, мы должны сотрудничать с теми американцами, которые остаются преданными сохранению ценностей трансатлантического сообщества. В число этих людей входят и члены новой администрации США, которые высказали свою ясную поддержку трансатлантическому партнерству и поддержанию непрерывных деловых связей, не говоря уже о противниках Трампа в Конгрессе ‑ как демократах, так и республиканцах.

Кроме того, одобряющие разрыв отношений люди полагают, что во всем мире существуют построенные в одну колонну партнеры, готовые защитить либеральный мировой порядок вместе с Европой. ЕС мог бы согласиться с Китаем, что новая эра протекционизма будет опасной. Но кроме этого вопроса, у них есть очень мало точек соприкосновения. В долгосрочной перспективе либеральный мировой порядок может выдержать испытание временем только в том случае, если он будет поддержан обоими столпами трансатлантического партнерства.

Read more... )

1. Ишингер - шеф Мюнхенской конференции по безопасности и публикует эту статью в преддверие ее начала. Видимо, можно считать это базовой немецкой позицией для ЕС.

2. Позиция сводится к укреплению единства ЕС, дальнейшей интеграции в рамках ЕС, укреплении собственной безопасности. Декларируется готовность отвечать тем же в случае если Трамп начнет торговую войну. Одновременно декларируется готовность вести диалог с антитрамповской частью американского общества, делается оговорка о том, что большинство американцев проголосовало не за него. Все с тем, чтобы вернуть Америку в лоно либерального трансатлантического единства.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
big_pacific-0146cff33733b3b3b717cd5c3b4b1e9f
Карта из статьи "История неудавшейся провокации" для понимания рисков и, соответственно, оперативной дерзости японской операции по удару по Перл-Харбору.

К тексту Против конспирологии (в нехорошем смысле) о несостоятельности перл-харборской конспирологии.

В статье "История неудавшейся провокации" рассматривается более экономный/простой и логичный вариант провокации в рамках стратегии втягивания Японии в войну.
По тексту на тот случай, если Япония в ответ на санкции и ультиматум атакует не США, а ограничится лишь британскими и английскими колониями, был разработан вариант с отправкой на предполагаемые направления японских ударов срочно переоборудованных не пойми из чего вспомогательных военных кораблей. В общем, в духе принципиальной постановки вопроса "Как нам следует маневрировать, чтобы позволить Японии выстрелить первой и не допустить в то же время большой опасности для нас самих? Это трудная задача."
Задача и правда была трудной, если оно было, как описано, то творческое оперативное мышление японцев и их возможности были недооценены.
jim_garrison: (Default)
От энергии и политики до Сирии и Украины.
Read more... ) Вопреки многочисленным публичным заявлениям американских экспертов, администрация Путина, похоже, сумела пережить и западные экономические санкции, и падение цен на энергоресурсы, и бремя военных действий. Почему?

Есть один момент, который многие игнорируют, но который требует внимательного изучения. Насколько для личного самосознания и чувства собственного благополучия россиян важно сохранение статуса России как великой державы? Нам часто показывают статистические данные о России, говорят об уровне личного потребления, подчеркивают, что экономическое положение у нее — как у Португалии. А поскольку среднестатистический португалец не желает идти на жертвы ради поддержания статуса своей страны как крупной колониальной державы, как могут простые россияне согласиться на понижение собственного уровня жизни во имя внешнеполитических авантюр Кремля? Но здесь есть нечто иное. Россияне считают, что положение России в мире связано с их чувством собственного достоинства, а также боятся, что в случае существенного ослабления страны она уже не сможет демонстрировать свою силу в мире и окажется беспомощной перед другими. В последние годы мы видим уравнение, согласно которому россияне согласны на 20-процентное снижение жизненного уровня, лишь бы Крым остался в составе России. Точно ли это отражает те потери, на которые готовы граждане этой страны, пусть недовольно ворчащие, но не желающие идти на активные политические действия? Ответа у меня нет, но я также не вижу серьезных дискуссий на эту тему в разговорах о России и о воздействии на нее санкций. Если ответ утвердительный, то замечания нового госсекретаря Рекса Тиллерсона о пользе нынешних санкций Запада и о их воздействии на поведение России нуждаются в переоценке, а США стоит подумать о других, более эффективных санкциях, либо об иных инструментах влияния на Москву и на ее поступки.

С этим связан вопрос о том, насколько российское общество готово мириться с потерями в результате кремлевских военных интервенций. 30 лет назад наплыв гробов из Афганистана развенчал советские утверждения о том, что интервенция проходит хорошо, и что потери того стоят. Но может быть, мы переоцениваем афганские уроки и переносим на Россию американскую действительность, в которой стремление избежать потерь является непременной составляющей любых военных акций США в наши дни?

Опять же, данные здесь неоднозначны. Потери регулярной российской армии на Украине, похоже, целенаправленно скрываются — но, может, не из страха перед негативной реакцией общества, а для того, чтобы поддерживать видимость отсутствия российских граждан в Донбассе в официальном качестве? Последствия от потерь в Сирии тоже сложно оценить, а поэтому по-прежнему трудно понять, насколько терпимо российское общество относится к боевым потерям. У меня складывает следующее впечатление. Те миссии, которые названы жизненно важными для внутренней безопасности России (американцы в своих оценках очень часто игнорируют один важный аспект российской интервенции в Сирии, где Москва и ее средства массовой информации утверждают, что Россия выполняет свои обязательства, спасая христиан, алавитов и «умеренных» суннитов, ищущих российского заступничества), какое-то время будут пользоваться общественной поддержкой, в то время как война в Афганистане еще в середине 1980-х годов считалась проигранной.

Кроме того, налицо недооценка сплачивающей силы российского национализма и переоценка факторов экономического детерминизма. О чем речь? Read more... )
jim_garrison: (Default)
Ваши величества, ваши высочества, уважаемые члены Нобелевского комитета Норвегии, граждане США и люди мира:

Я принимаю эту награду с глубокой благодарностью и искренним смирением. Нобелевская премия отражает благороднейшие стремления человечества как веру в то, что несмотря на царящие в мире жестокость и тяготы, мы не являемся пленниками своей судьбы. Наши действия имеют значение и способны направить ход истории в сторону справедливости.

Однако следует признать, что ваше решение присудить мне Нобелевскую премию вызвало самые противоречивые чувства. Частично это произошло потому, что я только начинаю, а не завершаю свою работу на мировой арене. По сравнению с гигантами истории, удостоенными этой награды до меня, – Швейцером и Кингом, Маршаллом и Манделой – мои достижения выглядят не столь впечатляюще. Кроме известных всем деятелей современности, заслуживают признания и сотни людей, которые прошли через тюремное заключение и побои во имя справедливости, работники благотворительных организаций, без устали стремящиеся облегчить страдания людей, и миллионы неизвестных, чьи акты смелости и сострадания способны вдохновить самых заядлых циников. Мне нечего возразить тем, кто считает этих людей – известных всему миру или лишь единицам – гораздо более достойными Нобелевской премии, чем меня.

Однако самый серьезный вопрос, возникающий в связи с присуждением мне Нобелевской премии, связан с тем, что я являюсь главнокомандующим страны, ведущей две войны. Одна из них близка к завершению. Вторую войну можно по праву назвать нежеланным конфликтом, который мы ведем плечом к плечу с войсками сорока трех других стран, включая и Норвегию, с целью защитить США и весь мир от дальнейших нападений.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
- Мистер Люттвак, мы наблюдаем беспрецедентный политический сдвиг в Вашингтоне, с Вашей точки зрения, как Дональд Трамп собирается пересмотреть американскую внешнюю политику?

- Трамп не раз подробно на этом останавливался, и как говорится, «кричал со всех крыш» о том, что является для него приоритетом. Он намерен достичь соглашения с Россией, чтобы разрешить накопившиеся разногласия и перевести эту «маленькую» холодную войну в русло нормальных взаимоотношений, снять санкции и сделать прочие приятные для Москвы вещи.
В ответ он хочет, чтобы Путин лично изложил план своих дальнейших действий и придерживался его, дабы не поставить Трампа в неловкое положение. Трамп готов пойти на «особые условия» с Россией, ведь она не в ходит в число его приоритетов, потому с ней возможны послабления.
У нового президента своя стратегия, и чтобы ее воплотить, ему нужны нормальные отношения с Кремлем. Он хочет, чтобы Путин предложил ему варианты решения своих проблем: по Крыму и Восточной Украине, и эти варианты не должны связывать США руки. Если впоследствии Путин нарушит договоренности, Трамп окажется в неудобном положении – пресса не упустит возможности обвинить его в слабости и излишних уступках Москве. И тогда России стоит ожидать реакцию гораздо более жесткую, чем ответ Обамы на Крым или Донбасс.
Мистер Трамп не такой «милый» политик, как Обама, который всегда готов подставить вторую щеку.
Более того, Обама был излишне вежлив, о Трампе этого сказать нельзя.

- Трамп не раз говорил о важности и необходимости плавного переходе власти от нынешней демократической администрации к следующей республиканской. Есть ли что-то во внешней политике, что Обама мог бы реально передать Трампу?

- Американские интересы не изменятся от факта смены президентов. Япония была и продолжит быть нашим самым важным союзником, НАТО в определенном виде тоже сохранится. Главным же для Трампа является сдерживание Китая и прекращение процесса выноса американского производства за рубеж в такие страны как тот же Китай. Он просто хочет это прекратить. Поэтому он собирается пересмотреть не всю американскую внешнюю политику, а именно американо-китайские отношения, если для этого что-то надо будет «подлатать», Трамп это сделает.
Если китайцы станут сотрудничать с Вашингтоном в этом вопросе, никаких проблем не возникнет, если же нет, а есть признаки того, что они не горят желанием, – будут серьезные трения. Я подчеркиваю, именно трения и разногласия, а не конфликт. Между Китаем и Соединенными Штатами существует такой дисбаланс сил, что для Пекина пока было бы абсурдом идти на конфликт, если только в Чжуннанхае не сойдут с ума. И кроме того у китайцев есть один важный сдерживающий фактор. Если они откроют огонь и потопят хотя бы резиновую лодку с американского катера, ни один китайский контейнер не разгрузят ни в одном американском порту, или порту стран союзников США, или стран, которые хотят иметь нормальные экономические отношения с Америкой.
Но Трамп не собирается начинать войну или конфронтацию с Пекином, он хочет выровнять отношения и уйти от односторонних преимуществ, которые имеет Китай в отношениях с США и, кстати, не только с ними. Заставить его играть по правилам. Никакой односторонней асимметрии. Китайские компании приходят и работают в Соединенных Штатах, нанимают персонал. Они присутствуют практически во всех сферах на американском рынке. Ничего подобного с американскими компаниями в КНР не наблюдается. Пекин хочет быть членом ВТО, Мирового банка и т.д., но иметь особые права и пользоваться длинным списком исключений. Этой политике будет положен конец.
Кроме того, в США не забыли, что Китай – однопартийная диктатура. Пока Вашингтону было выгодно иметь дело с КНР в нынешнем формате, никто не был против. Но друзьями мы никогда не были. Теперь же ситуация изменилась.

- Россия будет нужна Трампу в его китайском повороте?

- Нет, Москва не нужна Трампу в его китайской политике. Он не собирается ее использовать. От России ему нужно только, чтобы та просто продолжала преследовать свои интересы и проводила свою политику, но в рамках правил. Ему не нужен конфликт на два фронта. Поэтому важно восстановить нормальные отношения с Путиным, но не для того, чтобы Россия помогла ему с Китаем, а чтобы Кремль не создавал проблемы Вашингтону и не отвлекал его в Европе и на Ближнем Востоке. А нынешняя глупая холодная война относится как раз к категории подобных ненужных раздражителей.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
При обсуждении того, какие идеи будут положены в основу переговоров России и США на новом этапе отношений, хорошо видно, кто учитывает китайский контекст, а кто нет. Если аналитик дотошно разбирает нюансы отношений, беспокоится о международном праве и правах человека, выстраивает оптимальную стратегию с точки зрения Украины и т.п., будьте уверены - не учитывает.

Не так давно в The National Interest была опубликована статья с предложениями по урегулированию украинского кризиса. Статья была подробно изложена на популярном украинском ресурсе и достаточно широко обсуждалась. По предложениям про Крым надо забыть (кейс Прибалтики, когда США не признавали вхождение стран Прибалтики в СССР, но это не было препятствием в развитии отношений между СССР и США), Донбасс остается украинским, в Украину вливаются деньги ("которые Украина может считать репарациями"), интеграция Украины в ЕС отменяется.

Украинские "умеренные"/"вменяемые" рассматривают эти идеи как реалистичные и приемлемые. И то, деньги - "российские репарации!" - дают, Крым российским не признают, а интеграция в ЕС и без того заглохла.
Однако, с точки зрения российского руководства - это все чушь, поскольку тут Россия ничего не получает, зато несет ответственность.

Главное же в том, что такого рода предложения фундаментально неадекватны, поскольку исключают из рассмотрения главный фактор - борьбу за власть над миром. Как учит нас реалистическая школа в лице Миршаймера: Россия не СССР , она слишком слаба против США и новой холодной войны между ними не будет. Новая холодная война будет между США и Китаем и обе стороны будут перетягивать Россию на свою сторону. У России будет золотая акция.

Если исходить из предположения, что Россия сейчас этой "золотой акцией" готова поторговать*, то предложением не может включать в себя экстравагантные идеи заплатить Украине репарации, параметры "большой сделки" должны быть совершенно иными. В ХХ веке СССР за меньшие сделки брал охапки стран. Китай (в смысле - КНР) за переход на другую сторону в Холодной войне получил дипломатическое признание Запада, статус постоянного члена Совбеза ООН, интеграцию в мировую экономику на выгодных условиях. Сейчас активно обсуждается роль Киссинджера в предстоящих переговорах Трампа и Путина, акцент делается на то, что именно Киссинджер сыграл значительную роль в перетаскивании Китая на сторону Запада в ходе Холодной войны.

Read more... )

[Poll #2060364]
jim_garrison: (Default)
"Предполагаемая тихоокеанская политика Трампа производит куда более серьезное впечатление, чем бессмысленные трепыхания предыдущей администрации, изрядно деморализовавшие союзников США. Несмотря на то, что в последние годы победы и поражения были и у Вашингтона, и у Пекина, США скорее сдавали позиции. Новый подход, как можно понять, базируется на нескольких составляющих:
- отказ от дорогостоящих для США и губительных для избирателей Трампа попыток плавно изолировать Китай за счет создания ТТП. Экономические аспекты сдерживания Китая отходят, таким образом, на второй план. На первый план выходит военная составляющая.
- политика поддержки союзников должна стать более жесткой. Ситуации с отмелью Скарборо в 2012 , когда китайцы "унизили" американского союзника (Филиппины), а США ничего не сделали - не должно повторится. Т.е. вовлеченность США во все региональные кризисы вроде кризисов вокруг Дяоюйдао в 2011, Скарборо в 2012 и насыпных островов в 2013-2014 должна стать более явной и ощутимой, в том числе и в военном плане.
- для обеспечения этого реализуется программа наращивания военно-морских сил, поскольку именно этот вид ВС играет ключевую роль для театра. Флот должен вырасти очень резко, с нынешних 274 до 350 кораблей. ВВС и особенно армия упоминаются, но мельком.
- на сильнейших региональных союзников США - Японию и РК будет оказано давление, чтобы они вносили более весомый вклад в коллективную оборону.
- будет активизирована дипломатия в отношении стран ЮВА. При этом будет делаться акцент на том, что США при "новом режиме", проводящем де-факто рейгановскую политику, но на Тихом океане, в отличие от времен Обамы - союзник, на которого действительно можно положиться. Будут максимально использоваться политические ошибки Пекина, который, порой, слишком неуклюже и жестко продвигает свою программу, вызывая опасения у малых стран.
- поддержка Тайваня будет усилена.
Read more... )

Upd. И да, чтобы "быть Рейганом" президенту США нужны не планы милитаризации, а резерв для наращивания госдолга, перспективы глобализации на мировой неолиберальной волне и геронтократия в виде главного противника.
jim_garrison: (Default)
none-52009741

Метафора с лифтом применительно к анализу отношений игроков к появлению новой силы в последнее время применялась к Китаю, но можно рассмотреть ее и применительно к ситуации с неожиданным избранием Трампа.

Итак, открываются двери лифта и новый игрок на площадке, то есть Трамп видит, что в лифте свободного места нет. Все пространство лифта занято игроками, которые тут давно, т.н. истеблишментом. Игроки, элиты (элитные группы) - это те, кто распоряжается ресурсами (финансами, бюрократией, силовики, медиа и т.п.) страны. Ничьих ресурсов нет.

У нового игрока в этой ситуации может быть несколько стратегий.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Замечание на полях дискуссии.

Российские флотофилы утверждают, что операция в Сирии доказала необходимость иметь авианосцы. На удивленное возражение, что и без них как-то получается, выдвигается следующий аргумент. Мол в Сирии ситуация была близка к тому, что правительственные силы не могли обеспечить безопасность авиабазы Хмеймим. Сейчас-то все обошлось, но в будущем может не обойтись, союзные силы могут оказаться не в состоянии обеспечить развертывание авиационной группировки на наземных аэродромах и вот тогда понадобятся авианосцы.

Между тем есть предельно простое соображение, что уж если ситуация дошла до того, что союзные силы не могут обеспечить развертывание авиабазы, то это означает, что на поле боя этот союзник уже ничего не стоит. Влезать в войну этой ситуации просто нельзя. Даже когда правительственные сирийские войска смогли обеспечить развертывание российской группировки авиация активно применяется уже больше года вместо планировавшихся нескольких месяцев. Из утечек следует, что российские военные недовольны слабой боеспособностью сирийской армии, слабым ростом ее возможностей несмотря на российскую помощь. А что бы было, коли бы сирийская армия была на порядок слабее?

С учетом интенсивности работы российской авиации с базы Хмеймим сколько потребовалось бы полноценных атомных авианосцев для аналогичного результата, три, четыре? А это и многие миллиарды долларов расходов с соответствующим перекосом в строительстве вооруженных сил, и, немаловажный фактор, неизбежная тяга найти им применение. Например, ввязавшись куда-нибудь, где военно-политическая ситуация не дает возможности развернуть группировку на земле.
jim_garrison: (Default)
Существует такая вещь как ядерный оптимизм. Это те, кто перестали бояться и возлюбили ядерную бомбу: только ЯО гарантирует мир; ВГУ спасло мир от третьей мировой; КНДР цела, а Ливия уничтожена - разница в положении определяется разницей в ядерных программах и т.п. Ярким представителем в рунете является Хрусталев.

При всем том, что ядерное сдерживание действительно работает, стратегия давно знает, что есть несколько слабых мест.

Например, сдерживание работает при рациональности игроков, а в человеческой природе заложена и иррациональность, в критических ситуациях люди ведут себя в том числе и иррационально. Это довольно тонко обыгрывается в лиозновском "Конце света с последующим симпозиумом", в беседе главного героя с одним из ядерных стратегов.
Может также сказываться огромная разница в неядерном потенциале противников. Сейчас мы это наблюдаем в ситуации противостояния России и США, когда во всем, кроме ЯО наблюдается огромный дисбаланс. Как раз на психологию стороны с большим преимуществом это может оказывать огромное негативное воздействие. Помимо этого, негавтивное воздействие на ситуацию может оказывать раскол элит.

Опять же в некоторые моменты может образовываться огромная разница в научно-техническом потенциале и, соответственно, в стратегических ядерных силах, как, например, в ходе Карибского кризиса. Может также образовываться иллюзия такого преимущества, например, в ситуации с ПРО.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
В истории с влиянием русских революций 1917 года на положение России в Первой мировой войне интересно, как ослабление России усиливало агрессивные группы в германской элите и ослабляло более миролюбивые. В течение 1917-1918 гг связка Гинденбург-Людендорф по мере того, как появлялись казалось бы ранее утраченные шансы добыть победу на Восточном фронте, раз за разом продавливала менее агрессивные группы. В итоге съели "пораженца" рейхсканцлера Бетман-Гольвега, да и со следующим не очень считались.
Read more... )
jim_garrison: (Default)


Ошибаются все и умные люди в том числе.

Американский стратег Эдвард Люттвак написал о наступлении постгероической эры, то есть о том, что современные общества не могут вести хоть сколько-то кровопролитную войну из-за того, что общественное мнение резко против потерь. Причиной является изменившаяся демография, низкая рождаемость и низкая смертность, смерть перестала быть частью жизни обычного человека. Это показал Вьетнам (для США), Афганистан (для СССР), а из последнего операция против Югославии (история с неприменением "Апачей") и операции против террористов с помощью дронов.

История показала, что все несколько не так.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
2. Действие Соглашения и протоколов к Соглашению может быть возобновлено после устранения Соединенными Штатами Америки причин, приведших к коренному изменению обстоятельств, существовавших на день вступления в силу Соглашения и протоколов к Соглашению, при условии:
1) сокращения военной инфраструктуры и численности контингента войск Соединенных Штатов Америки, размещенных на территориях стран - членов Организации Североатлантического договора (НАТО), вступивших в НАТО после 1 сентября 2000 года, до уровня, на котором они находились на день вступления в силу Соглашения и протоколов к Соглашению;

2) отказа Соединенных Штатов Америки от недружественной политики в отношении Российской Федерации, который должен выражаться:
а) в отмене закона Соединенных Штатов Америки 2012 года (закон Сергея Магнитского) и направленных против России положений закона Соединенных Штатов Америки 2014 года о поддержке свободы Украины;
б) в отмене всех санкций, введенных Соединенными Штатами Америки в отношении отдельных субъектов Российской Федерации, российских юридических и физических лиц;
в) в компенсации ущерба, понесенного Российской Федерацией в результате введения санкций, указанных в подпункте "б" настоящего пункта, включая потери от введения вынужденных контрсанкций в отношении Соединенных Штатов Америки;

3) представления Соединенными Штатами Америки четкого плана необратимой утилизации плутония, подпадающего под действие Соглашения.

---

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Туман «гибридной войны»: почему вредно мыслить гибридно
http://september.media/archives/294

Товарищ упрощает, тотально отрицая все. Хотя, да, конечно, распространение концепции "гибридной войны" на слабое сознание действует разрушительно. Идеологам и пропагандистам раздолье, военные начинают выбрасывать деньги черт знает на что, а общество в целом теряет ориентиры и запутывается.
jim_garrison: (Default)
1 августа 2014 г.
Грэхем Эллисон | The Atlantic
Велика ли вероятность новой мировой войны?
Ровно 100 лет назад европейцы оказались на грани столь разрушительной войны, что позднее историки были вынуждены отнести ее к новой категории "мировых войн", напоминает в своей статье для The Atlantic Грэхем Эллисон, директор Belfer Center for Science and International Affairs при Harvard Kennedy School. Сегодня, когда Китай претендует на острова в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, контролируемые его соседями, многим кажется, что это похоже на события на Балканах столетней давности. Что если из-за инцидента между китайскими и японскими силами США будут вынуждены вступиться за Японию, согласно своим договорным обязательствам? Автор считает, что война между США и Китаем маловероятна, но решает более тщательно сопоставить ситуацию сегодня и 100 лет назад.
Эллисон выделяет 7 параллелей и 7 различий "между вызовами, с которыми лидеры Китая и США столкнулись сегодня, и теми, с которыми имели дело мировые лидеры в 1914 году".
Параллели:
1. "Ловушка Фукидида": "структурный стресс, неизбежно возникающий, когда быстро крепнущая держава соперничает с господствующей державой". Как подметил Фукидид, в Древней Греции Афины становились все амбициознее и даже надменнее, что пугало Спарту.
В 1914 году Великобритания с тревогой наблюдала за укреплением Германии, а немцев беспокоило, что Россия строит железные дороги, по которым можно было перебросить войска к границам Германии и Австро-Венгрии.
"В 2014 году то, что для большинства американцев является нашим естественным, богоданным положением "номера один", оспаривается взлетом Китая, который в следующем десятилетии должен обогнать США и стать крупнейшей экономикой мира", - говорится в статье. Китай ведет себя активнее и даже агрессивно в своем регионе, а его соседи обращаются за поддержкой к США.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
"... Офшорное балансирование будет иметь именно такой эффект. Его главная задача – поддерживать мощь Соединенных Штатов на максимуме, в идеале это доминирующее положение на планете. В первую очередь речь идет о сохранении господства в Западном полушарии.

Однако в отличие от изоляционистов сторонники офшорного балансирования полагают, что и за пределами Западного полушария есть регионы, которые заслуживают американских усилий. Сегодня для США значимы три региона: Европа, Северо-Восточная Азия и Персидский залив. Первые два – это ключевые центры индустриальной мощи и местонахождение других великих держав, в третьем производится почти 30% мировой нефти.

Главная проблема в Европе и Северо-Восточной Азии – подъем региональных гегемонов, которые будут доминировать там почти так же, как США на Западе. Государство-гегемон должно обладать огромным экономическим весом, способностью разрабатывать современное вооружение, потенциалом для проецирования силы в мире и, возможно, достаточными ресурсами, чтобы превзойти американцев в гонке вооружений. Такое государство может даже завести союзников в Западном полушарии и вмешиваться в ситуацию вблизи Соединенных Штатов. Главная цель США в Европе и Северо-Восточной Азии – поддерживать региональный баланс, чтобы самое мощное государство каждого региона – на данный момент Россия и Китай соответственно – продолжали беспокоиться по поводу своих соседей и не интересовались Западным полушарием. В Персидском заливе Соединенные Штаты заинтересованы в блокировании гегемона, который может вмешаться в поставки нефти и таким образом нанести ущерб мировой экономике и угрожать благополучию Америки.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
"Конфликт на Украине: причины и будущее. Взгляды Д. Миршаймера
Один из наиболее уважаемых экспертов по международным отношениям профессор Джон Миршаймер (Университет Чикаго) известен тем что в свое время резко выступил против того чтобы Украина рассталась со своим ядерным оружием в пользу России, считая что рано или поздно это приведет к конфликту. В 1994г. такая точка зрения считалась непопулярной и экзотической , но жизнь доказала правоту известного политолога.
В этой связи интересно познакомиться с точкой зрения Д. Миршаймера на украинский конфликт, которую от изложил в своей лекции(https://www.youtube.com/watch?v=JrMiSQAGOS4 ). Для тех кто не очень силен в английском я привожу ее основные тезисы :
1. Глубинная причина конфликта на Украине - это навязчивая идея США и их союзников в Европе ( в первую очередь Польша) во чтобы то ни стало вырвать Украину из орбиты влияния России и втянуть ее экономически и политически в западный мир
2. Для этой цели США и их союзники используют следующую стратегию:
- расширение ЕС до границ России
- расширение НАТО до границ России
- стимулирование цветной революции в Украине
3. Начиная с 2001г Россия настойчиво предупреждала США о том не допустит вхождение Грузии и Украины в блок НАТО
4. В 2008г на сессии НАТО в Бухаресте было сделано четкое приглашение для Украины и Грузии в стать членами НАТО. В ответ Путин и Лавров предупредили Запад о серьезности такого шага и своей решимости не допустить этого.
5. В августе 2008г США и Саакашвили спровоцировали военный конфликт в Южной Осетии для того чтобы проверить психологическую готовность России к военным действиям. Россия показала свою решимость и в течении 5 дней уничтожила ВС Грузии. Однако, по мнению Миршаймера , это опыт не остановил США.
6. В течении ноября 2013г - февраля 2014г. в Украине произошел дворцовый переворот ( coup). К власти пришли проамериканские силы.
Read more... )

Profile

jim_garrison: (Default)
jim_garrison

June 2017

S M T W T F S
     1 2 3
4 56 7 8 910
1112 1314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:35 am
Powered by Dreamwidth Studios