jim_garrison: (Default)

Одним из самых важных, пусть и слишком заметных последствий энергетической революции можно признать степень, в которой она укрепляет иные геоэкономические активы, доступные Вашингтону: санкции в отношении нефтяного сектора Ирана (а потенциально - и иных стран) окажутся действеннее вследствие увеличения поставок североамериканской энергии, торговые соглашения с США сделаются более привлекательными благодаря возможности доступа к этим поставкам, а сохранение статуса доллара как мировой резервной валюты будет фактически гарантировано превращением Соединенных Штатов в глобального экспортера энергии.
Р. Блэквилл, Дж. М. Харрис. Война иными средствами: геоэкономика и искусство управления государством.


Книжка для понимания того, что, зачем и в каком контексте сейчас делают американцы.

И не в Трампе и реакции на него истеблишмента дело, авторы показывают, что уже программа Клинтон была в значительной мере геоэкономической.

Под геоэкономикой авторы, кстати, понимают использование экономики в целях геополитики или внешней политики. Авторы, естественно, за геоэкономику. Оппонентами они называют тех, кто рассматривают развитие экономики как самоценность, за экономику, основанную на общих правилах, кто против того, чтобы государство лезло в экономику с политическими целями. Авторы описывают причину так, что, если во главу угла ставить экономику, то ее целью является рост богатства, а этот рост возможен, по крайней мере теоретически, у всех, win-win. Не то с политикой, в основе которой лежит власть, а она конечна, игра за власть - это всегда игра с нулевой суммой. Поэтому геоэкономика как производное от власти некомфортна для тех, у кого все определяется ростом экономики, которая сама все решит и все расставит по местам.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
В порядке некролога.
Если кто правильно читал Бжезинского, для него не стал сюрпризом союз американцев с Аль-Кайдой и прочими исламистами в ходе Арабской весны и далее в Сирии и Ираке.
Его тезисы второй половины нулевых по восстановлению атлантической солидарности США и Великобритании и "Старой Европы" материализовались в операции против Ливии, где та самая атлантическая солидарность была явлена вовсю, а Франции было позволено изображать лидерство.
Бжезинский как мало кто другой в своих текстах иллюстрирует тезис ГП о том, что в сфере социального нет прогнозов, есть проекты. Если не сбылось, значит не продавили.
Может хоть теперь переведут его работы 60-80-х, а то все переиздают раз за разом "шахматную доску".
Впрочем, она тоже оказалась полезной, заботливый Збигнев Казимеж там в простоте написал, чего хочет для России - конфедерации.
jim_garrison: (Default)

Первоисточник: A Comparative Guide to Russia’s Use of Force: Measure Twice, Invade Once

В ХХ веке тяга советских военных к применению артиллерии и бронетанковых групп снискала им репутацию большого молотка в постоянном поиске гвоздей. Этот популяризированный образ оставался с Россией долгое время после краха СССР, однако современный Кремль применяет военную силу, преследуя свои цели, в значительно более нюансированной манере. В недавних конфликтах Россия продемонстрировала тонкое понимание того, как применять этот инструмент национальной мощи для достижения желаемых политических целей, отмеряя силу в предписанных дозах для получения решающей роли. Хотя русская военная машина и остается инструментом грубой силы, государство применяет ее скорее как рапиру, демонстрируя осмотрительность и выбор времени.

Read more... )

Выложили перевод на Афтешоке. Перевод ИМХО не очень в части специальной терминологии, но пусть будет.

Вообще, это, конечно, надо разворачивать, но пока предельно коротко: стратегии в рамках современных т.н. гибридных войн нарративны и антиописательны.
Стратегия начинается там, где твое действие находится в связи с действиями противника, прошлыми или будущими. Большой массив действий в современных войнах осуществляется по принципу "правдоподобного отрицания". Наглядный пример этому - имеющий место прямо сейчас захват Донецкой фильтровальной станции неизвестными, которые, конечно, действуют по приказу украинской стороны, но она это отрицает. И как это описывать с той стороны?
Ровно то же имело место и с другой стороны. Когда Стрелков/Гиркин рассказывает, что загонял пинками депутатов для нужного голосования в Крыму, - это редкое и вообще-то наказуемое исключение.
Описание нормальной военной стратегии всегда связывает свои ходы/действия с ходами/действиями противника. Если же мы свои ходы скромно опускаем и у нас там живое творчество масс, то даже и корректно описанные действия противника полностью выпадают из контекста и часто обессмысливаются. Что в этот момент делает Кофман? Он начинает концептуализировать, выводить русскую стратегию из набора этих фактов, которые вырваны из стратегического контекста. В большей степени это касается его прошлого текста, где заодно щедро разбросаны разного рода финтифлюшки, навроде того, что по стилю управления руководство России это Apple, а США - IBM.
Так вот в прошлом тексте эффективность чудодейственной русской стратагемы - "проникновение в цикл принятия решений США".  Русские объявляют переговоры, сбивают цикл принятия решения в США, тот перестраивается на переговоры, а в это время русские проводят операцию. Описывается на ряде примеров. Например, по Крыму в феврале 2014 года. И при этом Кофман там ни слова не говорит о параллельных событиях в Киеве, где именно в это самое время проамериканские силы брали власть. Кто там больше выиграл? Но одну часть - Киев - Кофман не обсуждает - живое творчество масс, а вторая - коварная русская стратегия.
Другой пример с Сирией. Русские объявляют переговоры, а сами на поле боя выносят вперед ногами все альтернативы Асаду и через какое-то время он оказывается безальтернативной фигурой. Хорошо, но где описание некоторых иных событий? Например, был удар западной авиацией по сирийцам, который де-факто сорвал перемирие. Да, его намеренность отрицается, но в современных войнах многое отрицается. Мы наталкиваемся на проблему. А Кофман не видит или делает вид, что не видит этой проблемы.

jim_garrison: (Default)
По RICHARD W. HARRISON. Architect of Soviet Victory in World War II: The Life and Theories of G.S. Isserson.

Isserson stated that the situation was further complicated by Meretskov’s failure to understand the nature of the Finnish defense. He testified that the army commander believed that there were no permanent fortifications along the axis of attack. Instead, the enemy’s defensive position consisted of only “separate fortifications, with large open gaps between them,” through which the Soviets would attack. For this reason, he continued, Meretskov ordered elements of one of the rifle divisions to conduct a reconnaissance in force on December 16. The attack was a failure, however, and the division suffered heavy losses. 32 Meretskov later wrote on this score that “some of our intelligence people” considered the Mannerheim Line’s defenses “nothing but propaganda.” He added that events would soon reveal that this was a “gross miscalculation.”33 He failed to mention, however, whether or not he was personally taken in by this faulty intelligence.
стр 222

Read more... )
jim_garrison: (Default)
The History of an Idea

During the nineteenth century, the United States played a minor role in the global balance of power. The country did not maintain a large standing army, and as late as the 1870s, the U.S. Navy was smaller than the navy of Chile. Americans had no problems using force to acquire land or resources (as Mexico and the Native American nations could attest), but for the most part, both the U.S. government and the American public opposed significant involvement in international affairs outside the Western Hemisphere.

A flirtation with imperialism at the end of the century drew U.S. attention outward, as did the growing U.S. role in the world economy, paving the way for President Woodrow Wilson to take the United States into World War I. But the costs of the war and the failure of Wilson’s ambitious attempt to reform international politics afterward turned U.S. attention inward once again during the 1920s and 1930s, leading to the strange situation of an increasingly great power holding itself aloof from an increasingly turbulent world.

Like their counterparts elsewhere, U.S. policymakers sought to advance their country’s national interests, usually in straightforward, narrowly defined ways. They saw international politics and economics as an intense competition among states constantly jockeying for position and advantage. When the Great Depression hit, therefore, U.S. officials, like others, raced to protect their domestic economy as quickly and fully as possible, adopting beggar-thy-neighbor tariffs and deepening the crisis in the process. And a few years later, when aggressive dictatorships emerged and threatened peace, they and their counterparts in Europe and elsewhere did something similar in the security sphere, trying to ignore the growing dangers, pass the buck, or defer conflict through appeasement.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
MICHAEL KOFMAN. THE MOSCOW SCHOOL OF HARD KNOCKS: KEY PILLARS OF RUSSIAN STRATEGY
https://warontherocks.com/2017/01/the-moscow-school-of-hard-knocks-key-pillars-of-russian-strategy/

Вышла статья многим уже полюбившегося Кофмана про страшную русскую стратегию на материале украинского кризиса и войны на Украине, сирийской войны и вмешательства России в американские выборы. Ссылку с пометкой "Must read" прислал [livejournal.com profile] artocarpus_h

Свое мнение я пока оставлю при себе, но, вообще говоря, сильно напоминает то, как под Тулой Гудериан наконец заметил танки Т-34 *в трактовке Исаева*.
jim_garrison: (Default)
For nearly four centuries, since the Peace of Westphalia, which ended the Thirty Years’ War, the concept of sovereignty—the right of nations to an independent existence and autonomy—has occupied the core of what international order there has been. This made sense, for as every century including the current one has witnessed, a world in which borders are forcibly violated is a world of instability and conflict.

But an approach to international order premised solely on respect for sovereignty, together with the maintenance of the balance of power necessary to secure it, is no longer sufficient. The globe’s traditional operating system—call it World Order 1.0—has been built around the protection and prerogatives of states. It is increasingly inadequate in today’s globalized world. Little now stays local; just about anyone and anything, from tourists, terrorists, and refugees to e-mails, diseases, dollars, and greenhouse gases, can reach almost anywhere. The result is that what goes on inside a country can no longer be considered the concern of that country alone. Today’s circumstances call for an updated operating system—call it World Order 2.0—that includes not only the rights of sovereign states but also those states’ obligations to others.

Such a concept of “sovereign obli­gation,” it is worth pointing out, differs from the notion of “sovereignty as responsibility,” which lies at the heart of the legal doctrine known as “the responsibility to protect,” or R2P. R2P refers to the obligations a government has to its own citizens—commitments that, if ignored, are supposedly enforceable by other states through measures up to and including military intervention. It clearly represents a potential infringement on classic Westphalian sovereignty, and it has supporters and opponents for that very reason. By contrast, sovereign obligation is about what a country owes to other countries. It stems from a need to expand and adapt the traditional principles of international order for a highly interconnected world.

Sovereign obligation thus retains a respect for borders and an opposition to their being changed through coercion or force. It supports actions to enforce the norm against aggression, whether the incident involves Iraq invading Kuwait or Russia invading Crimea. And it retains a respect for governments’ rights to act generally as they wish within their borders, subject to the constraints of broadly accepted provisions of international law, such as the Universal Declaration of Human Rights and the Genocide Convention. Sovereign obligation does not reject or replace the traditional approach to order—one that remains necessary but is no longer sufficient—so much as it builds on it.

FROM STATEHOOD TO TERRORISM AND BOMBS

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Снимок экрана 2017-01-15 в 6.10.59
скан из сборника Дашичева "Банкротство стратегии германского фашизма"

В "Стратегии непрямых действий" Лиддел Гарта есть известное высказывание, формулирующее на материале военной истории некий метапринцип, философскую истину:
"Когда я изучал очень многие военные кампании и впервые осознал превосходство непрямых действий над прямыми, мне просто хотелось более полно раскрыть сущность стратегии. Однако при более глубоком изучении я начал понимать, что метод непрямых действий имел значительно большее применение, что он является законом жизни во всех областях, философской истиной. Оказалось, что его применение служит ключом к практическому решению любой проблемы, решающим фактором в которой является человек, когда противоречивые интересы могут привести к конфликту. Во всех таких случаях прямой натиск новых идей вызывает упорное сопротивление, увеличивая, таким образом, трудность изменения взглядов. Изменение взглядов достигается более легко и быстро незаметным проникновением новой идеи или же посредством спора, в котором инстинктивное сопротивление оппонента преодолевается обходным путем. Метод непрямых действий является таким же основным принципом в области политики, как и во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Успех в торговле будет больше, если имеется возможность поторговаться, чем тогда, когда этой возможности нет. И в любой другой области общеизвестно, что самый верный способ добиться одобрения новой идеи начальником - это суметь внушить ему, что творцом этой идеи является он сам."

Принцип понятен, да?

Как стать выдающимся стратегом в рамках этого принципа действий? Нет, если мы хотим стать выдающимся стратегом в рамках "прямой стратегии", то тут все понятно - разрабатывай, продвигай или применяй успешные военные стратегии. Но тут же нужен обходной путь. Личным примером Лиддел Гарт все показал.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
Трампу также следует тревожиться по поводу лучше известной «ловушки Фукидида»: Китай может выглядеть скорее слишком сильным, чем слишком слабым. Эта ловушка не является чем-то неизбежным, а её влияние часто преувеличивается. Например, политолог Грэм Аллисон утверждает, что, начиная с 1500 года, в 12 из 16 случаев, когда доминирующая держава вступала в конфликт с вновь возникшей державой, результатом этого конфликта была большая война.

Но эти цифры не являются точными, потому что не понятно, что именно считать «случаем». Например, Британия была доминирующей мировой державой в середине XIX века, однако она позволила Пруссии создать могущественную, новую Германскую империю в центре европейского континента. Да, Британия начала воевать с Германией полстолетия спустя, в 1914 году, но это надо считать одним случаем или двумя?

Первая мировая война не была простым случаем реакции существующей державы (Британии) на появление новой (Германии). Помимо подъёма Германии, причинами этой войны были страхи Германии перед растущей мощью России, страхи перед подъёмом славянского национализма в переживавшей упадок Австро-Венгрии, а также множество других факторов, не похожих на ситуацию в древней Греции.

Что касается аналогий с современностью, то на сегодня разница в мощи между США и Китаем намного больше, чем между Германией и Британией в 1914 году. Метафоры можно использовать для обобщённых предостережений, но они становятся опасны, если создают впечатление исторической предопределённости.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Данный материал представляет собой изложение речи, которую Бжезинский произнес в декабре на форуме, посвященном вручению Нобелевской премии мира в Осло. Опубликовано в издании Huffington Post.

После окончания последней мировой войны 70 с лишним лет тому назад мир на планете удавалось сохранять, благодаря угрозе ядерной бомбы. Из-за ее уникальной способности разрушить мир эта бомба в корне изменила реалии мировой политики. Однако ее воздействие на стабильность в мире стало снижаться по мере того, как все больше стран начали обзаводиться такими же возможностями разрушения.

Монополия Америки на ядерное оружие длилась менее десяти лет. Внушающая страх сила США несколько уменьшилась к середине 1950-х гг., но реальность американского ядерного оружия все еще была достаточно грозной, чтобы в конце 1940-х гг. убедить Советы воздержаться от наземной блокады для выдавливания американцев из Западного Берлина, а в 1960-е гг. Соединенным Штатам удалось добиться отвода советских ядерных вооружений с Кубы. Однако окончательное разрешение Кубинского ракетного кризиса было не односторонней победой, а скорее сочетанием угроз и компромиссов, позволившим обеим сверхдержавам сохранить свое лицо. США не только были вынуждены дать публичное обещание никогда не вторгаться на Кубу; они также втайне согласились вывести из Турции свои ракеты «Юпитер».

Read more... )

Старик как всегда жжет. Тут тебе и блокада русских портов, и захват всего и вся китайцами с единственным выходом из полного мрака - Тройственным союзом.
jim_garrison: (Default)
Российско-американские отношения лежат в руинах. Окинем взглядом те решения, которые принимались после холодной войны, и попробуем понять, что пошло не так, и были ли у США другие варианты.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
Read more... )
---
Это жалкий лепет оправданья статья апреля 2015 года, собрание аргументов в пользу того, что американская политика в отношении России была правильной. Сестанович во многом отвечал за Россию и "дем.транзит" окружающих стран при Клинтоне, а потом в Совете по международным отношениям. Статья не особо новая, но пусть будет, чтоб не искать потом.
jim_garrison: (Default)
- Мистер Люттвак, мы наблюдаем беспрецедентный политический сдвиг в Вашингтоне, с Вашей точки зрения, как Дональд Трамп собирается пересмотреть американскую внешнюю политику?

- Трамп не раз подробно на этом останавливался, и как говорится, «кричал со всех крыш» о том, что является для него приоритетом. Он намерен достичь соглашения с Россией, чтобы разрешить накопившиеся разногласия и перевести эту «маленькую» холодную войну в русло нормальных взаимоотношений, снять санкции и сделать прочие приятные для Москвы вещи.
В ответ он хочет, чтобы Путин лично изложил план своих дальнейших действий и придерживался его, дабы не поставить Трампа в неловкое положение. Трамп готов пойти на «особые условия» с Россией, ведь она не в ходит в число его приоритетов, потому с ней возможны послабления.
У нового президента своя стратегия, и чтобы ее воплотить, ему нужны нормальные отношения с Кремлем. Он хочет, чтобы Путин предложил ему варианты решения своих проблем: по Крыму и Восточной Украине, и эти варианты не должны связывать США руки. Если впоследствии Путин нарушит договоренности, Трамп окажется в неудобном положении – пресса не упустит возможности обвинить его в слабости и излишних уступках Москве. И тогда России стоит ожидать реакцию гораздо более жесткую, чем ответ Обамы на Крым или Донбасс.
Мистер Трамп не такой «милый» политик, как Обама, который всегда готов подставить вторую щеку.
Более того, Обама был излишне вежлив, о Трампе этого сказать нельзя.

- Трамп не раз говорил о важности и необходимости плавного переходе власти от нынешней демократической администрации к следующей республиканской. Есть ли что-то во внешней политике, что Обама мог бы реально передать Трампу?

- Американские интересы не изменятся от факта смены президентов. Япония была и продолжит быть нашим самым важным союзником, НАТО в определенном виде тоже сохранится. Главным же для Трампа является сдерживание Китая и прекращение процесса выноса американского производства за рубеж в такие страны как тот же Китай. Он просто хочет это прекратить. Поэтому он собирается пересмотреть не всю американскую внешнюю политику, а именно американо-китайские отношения, если для этого что-то надо будет «подлатать», Трамп это сделает.
Если китайцы станут сотрудничать с Вашингтоном в этом вопросе, никаких проблем не возникнет, если же нет, а есть признаки того, что они не горят желанием, – будут серьезные трения. Я подчеркиваю, именно трения и разногласия, а не конфликт. Между Китаем и Соединенными Штатами существует такой дисбаланс сил, что для Пекина пока было бы абсурдом идти на конфликт, если только в Чжуннанхае не сойдут с ума. И кроме того у китайцев есть один важный сдерживающий фактор. Если они откроют огонь и потопят хотя бы резиновую лодку с американского катера, ни один китайский контейнер не разгрузят ни в одном американском порту, или порту стран союзников США, или стран, которые хотят иметь нормальные экономические отношения с Америкой.
Но Трамп не собирается начинать войну или конфронтацию с Пекином, он хочет выровнять отношения и уйти от односторонних преимуществ, которые имеет Китай в отношениях с США и, кстати, не только с ними. Заставить его играть по правилам. Никакой односторонней асимметрии. Китайские компании приходят и работают в Соединенных Штатах, нанимают персонал. Они присутствуют практически во всех сферах на американском рынке. Ничего подобного с американскими компаниями в КНР не наблюдается. Пекин хочет быть членом ВТО, Мирового банка и т.д., но иметь особые права и пользоваться длинным списком исключений. Этой политике будет положен конец.
Кроме того, в США не забыли, что Китай – однопартийная диктатура. Пока Вашингтону было выгодно иметь дело с КНР в нынешнем формате, никто не был против. Но друзьями мы никогда не были. Теперь же ситуация изменилась.

- Россия будет нужна Трампу в его китайском повороте?

- Нет, Москва не нужна Трампу в его китайской политике. Он не собирается ее использовать. От России ему нужно только, чтобы та просто продолжала преследовать свои интересы и проводила свою политику, но в рамках правил. Ему не нужен конфликт на два фронта. Поэтому важно восстановить нормальные отношения с Путиным, но не для того, чтобы Россия помогла ему с Китаем, а чтобы Кремль не создавал проблемы Вашингтону и не отвлекал его в Европе и на Ближнем Востоке. А нынешняя глупая холодная война относится как раз к категории подобных ненужных раздражителей.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
Политическая памятная записка для вновь избранного президента.
Степень срочности: высокая.

Два китайских иероглифа, вместе составляющие слово «кризис», можно перевести как «опасность» и «возможность». Россия сегодня не только бросает серьезный вызов вашей администрации, но и дает ей значительные благоприятные возможности.

Россия сегодня это уже не империя зла, которая противостояла США на протяжении нескольких десятилетий в годы холодной войны. Тем не менее, она остается игроком, чьи решения и выборы очень сильно влияют на жизненно важные интересы США по всему спектру общемировых проблем. Прежде всего, Россия это единственная страна в мире, способная стереть Соединенные Штаты с лица земли за 30 минут. Во-вторых, Россия это ключ к предотвращению ядерного терроризма и к нераспространению других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки. В-третьих, решения России о том, делиться разведывательной информацией или утаивать ее, очень сильно влияют на возможности по предотвращению терактов против американских граждан и объектов по всему миру. В-четвертых, Россия по площади это самая большая страна в мире, граничащая с Китаем на востоке, с Польшей на западе, и с Соединенными Штатами в Арктике. (Таким образом, в утверждениях о том, что это лишь «региональная держава», упускается из виду то важное обстоятельство, что она примыкает ко всем важным регионам.) В-пятых, научные кадры России из советской эпохи и ее постсоветские достижения делают эту страну одним из мировых лидеров в области науки и техники, особенно в создании самых современных и высокотехнологичных систем вооружений. Такие таланты позволяют ей создавать и использовать мощный кибернетический потенциал, уступающий только американскому, а также производящее глубокое впечатление оружие. Сегодня у американских астронавтов есть один-единственный способ летать на МКС — на российских ракетах. Соучредителем самой передовой цифровой компании в мире Google является уроженец России Сергей Брин. В-шестых, Россия готова воевать: она продемонстрировала свои возможности и готовность применять военную силу для достижения своих целей, аннексировав Крым и поддержав режим Башара аль-Асада в Сирии. В-седьмых, трудно переоценить те трудности, которые способна создать эта страна — от продажи Ирану современных систем вооружений, таких как С-300, до военного альянса с Китаем.

Read more... )
jim_garrison: (Default)
В. Целуйко aka Богун:
"... В 2014г., до начала войны на границе с харьковской областью у России не были ни одного заметного формирования. Ближайшие к нам части российских сухопутных войск и ВДВ находились в Подмосковье, Тульской, рязанской, Волгоградской областях, то есть в нескольких сотнях километров.
Когда началась война, к границам нашей области были переброшены части из глубины России, однако такая переброска требует времени и ее трудно скрыть. Потому если вы замышляете вероломное нападении, то лучше войска иметь поближе. Если десантники, не перегруженные тяжелым вооружением, могут оперативно прибыть по воздуху, то для танковых и мотострелковых частей для переброски на значительные расстояния нужен железнодорожный транспорт. ВДВ подобны рапире, а танковые части молоту. И далеко не всегда можно без этого молота обойтись. Потому логика агрессора диктует необходимость подтянуть тяжелые войска поближе, чтобы им не надо было много времени на развертывание, а легкие ВДВ уже могут прибывать «по ходу пьесы».
Для упрощения дальнейшего изложения мы временно забудем, что полки, бригады, дивизии и армии – это сложные организмы и состоят из подразделений и частей разного назначения. Мы все приведем к одному знаменателю, базовой единице, за которую возьмем танковых и мотострелковый батальон, и назовем их тяжелый батальон в противовес более легкому десантному.
Итак, к началу войны с Украиной вблизи нашей восточной границы было 0 тяжелых батальонов Российской армии. В Подмосковье, откуда к Харькову могли быть переброшены российские резервы в составе 2 дивизий и 1 бригады насчитывалось 20 тяжелых батальонов. Естественно, что не все из них были бы брошены на Харьков, часть могла быть направлена на Сумы, Чернигов, Киев… Это, так сказать, оперативный резерв Западного военного округа.
Так как блицкриг на Донбассе у России не шибко получился, то Кремлевские стратеги выбрали более длительный сценарий, и важным его элементом стала переброска воинских частей из других мест к нашей границе НА ПОСТОЯННУЮ ОСНОВУ. Т.е. если раньше группировка войск на нашей границе находилась на ротационной основе, то сейчас она дополнилась теми частями, которые постоянно нависают над нами. Важно отметить, что эти передислокации начались уже ПОСЛЕ того, как завершились активные боевые действия в районе ДАП и Дебальцево, то есть когда война перешла в вялотекущую фазу и наше общество начало все меньше обращать на нее внимание.
Для начала вдоль восточной границы Украины было развернуто 4 бригады, то есть 16 тяжелых батальонов, в Валуйки у границ Харьковской области из Поволжья была переброшена 23 мотострелковая бригада или 4 тяжелых батальона. Это столько же тяжелых батальонов, сколько в Чугуевской 92-й механизированной бригаде ВСУ, даже если забыть, что наша бригада периодически находится в зоне АТО и для защиты Харькова может выделить лишь часть сил.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
Миролюбивый Тренин:
"...При такой политике оппонента нужно постоянно убеждать в том, что за определенными недружественными по отношению к РФ шагами обязательно последуют ответные шаги, которые нанесут серьезный ущерб его безопасности. Фактически речь идет о том, чтобы не оставить сомнений у Вашингтона: членство Украины в НАТО или размещение на ее территории американских военных баз является казус белли в самом прямом и буквальном смысле слова, то есть поводом к войне между РФ и НАТО. Такой подход позволяет избежать трагического просчета, но одновременно укрепляет и институализирует конфронтацию между Россией и США".
http://carnegie.ru/2016/12/07/ru-pub-66357
jim_garrison: (Default)
1 августа 2014 г.
Грэхем Эллисон | The Atlantic
Велика ли вероятность новой мировой войны?
Ровно 100 лет назад европейцы оказались на грани столь разрушительной войны, что позднее историки были вынуждены отнести ее к новой категории "мировых войн", напоминает в своей статье для The Atlantic Грэхем Эллисон, директор Belfer Center for Science and International Affairs при Harvard Kennedy School. Сегодня, когда Китай претендует на острова в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, контролируемые его соседями, многим кажется, что это похоже на события на Балканах столетней давности. Что если из-за инцидента между китайскими и японскими силами США будут вынуждены вступиться за Японию, согласно своим договорным обязательствам? Автор считает, что война между США и Китаем маловероятна, но решает более тщательно сопоставить ситуацию сегодня и 100 лет назад.
Эллисон выделяет 7 параллелей и 7 различий "между вызовами, с которыми лидеры Китая и США столкнулись сегодня, и теми, с которыми имели дело мировые лидеры в 1914 году".
Параллели:
1. "Ловушка Фукидида": "структурный стресс, неизбежно возникающий, когда быстро крепнущая держава соперничает с господствующей державой". Как подметил Фукидид, в Древней Греции Афины становились все амбициознее и даже надменнее, что пугало Спарту.
В 1914 году Великобритания с тревогой наблюдала за укреплением Германии, а немцев беспокоило, что Россия строит железные дороги, по которым можно было перебросить войска к границам Германии и Австро-Венгрии.
"В 2014 году то, что для большинства американцев является нашим естественным, богоданным положением "номера один", оспаривается взлетом Китая, который в следующем десятилетии должен обогнать США и стать крупнейшей экономикой мира", - говорится в статье. Китай ведет себя активнее и даже агрессивно в своем регионе, а его соседи обращаются за поддержкой к США.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
"... Офшорное балансирование будет иметь именно такой эффект. Его главная задача – поддерживать мощь Соединенных Штатов на максимуме, в идеале это доминирующее положение на планете. В первую очередь речь идет о сохранении господства в Западном полушарии.

Однако в отличие от изоляционистов сторонники офшорного балансирования полагают, что и за пределами Западного полушария есть регионы, которые заслуживают американских усилий. Сегодня для США значимы три региона: Европа, Северо-Восточная Азия и Персидский залив. Первые два – это ключевые центры индустриальной мощи и местонахождение других великих держав, в третьем производится почти 30% мировой нефти.

Главная проблема в Европе и Северо-Восточной Азии – подъем региональных гегемонов, которые будут доминировать там почти так же, как США на Западе. Государство-гегемон должно обладать огромным экономическим весом, способностью разрабатывать современное вооружение, потенциалом для проецирования силы в мире и, возможно, достаточными ресурсами, чтобы превзойти американцев в гонке вооружений. Такое государство может даже завести союзников в Западном полушарии и вмешиваться в ситуацию вблизи Соединенных Штатов. Главная цель США в Европе и Северо-Восточной Азии – поддерживать региональный баланс, чтобы самое мощное государство каждого региона – на данный момент Россия и Китай соответственно – продолжали беспокоиться по поводу своих соседей и не интересовались Западным полушарием. В Персидском заливе Соединенные Штаты заинтересованы в блокировании гегемона, который может вмешаться в поставки нефти и таким образом нанести ущерб мировой экономике и угрожать благополучию Америки.
Read more... )
jim_garrison: (Default)
"Конфликт на Украине: причины и будущее. Взгляды Д. Миршаймера
Один из наиболее уважаемых экспертов по международным отношениям профессор Джон Миршаймер (Университет Чикаго) известен тем что в свое время резко выступил против того чтобы Украина рассталась со своим ядерным оружием в пользу России, считая что рано или поздно это приведет к конфликту. В 1994г. такая точка зрения считалась непопулярной и экзотической , но жизнь доказала правоту известного политолога.
В этой связи интересно познакомиться с точкой зрения Д. Миршаймера на украинский конфликт, которую от изложил в своей лекции(https://www.youtube.com/watch?v=JrMiSQAGOS4 ). Для тех кто не очень силен в английском я привожу ее основные тезисы :
1. Глубинная причина конфликта на Украине - это навязчивая идея США и их союзников в Европе ( в первую очередь Польша) во чтобы то ни стало вырвать Украину из орбиты влияния России и втянуть ее экономически и политически в западный мир
2. Для этой цели США и их союзники используют следующую стратегию:
- расширение ЕС до границ России
- расширение НАТО до границ России
- стимулирование цветной революции в Украине
3. Начиная с 2001г Россия настойчиво предупреждала США о том не допустит вхождение Грузии и Украины в блок НАТО
4. В 2008г на сессии НАТО в Бухаресте было сделано четкое приглашение для Украины и Грузии в стать членами НАТО. В ответ Путин и Лавров предупредили Запад о серьезности такого шага и своей решимости не допустить этого.
5. В августе 2008г США и Саакашвили спровоцировали военный конфликт в Южной Осетии для того чтобы проверить психологическую готовность России к военным действиям. Россия показала свою решимость и в течении 5 дней уничтожила ВС Грузии. Однако, по мнению Миршаймера , это опыт не остановил США.
6. В течении ноября 2013г - февраля 2014г. в Украине произошел дворцовый переворот ( coup). К власти пришли проамериканские силы.
Read more... )

Profile

jim_garrison: (Default)
jim_garrison

August 2017

S M T W T F S
  1 2345
6 78 9 10 11 12
13 14151617 1819
2021 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:48 am
Powered by Dreamwidth Studios