jim_garrison: (Default)
[personal profile] jim_garrison
302. Запись беседы вице-директора политического департамента министерства иностранных дел Польши М. Кобыляньского с послом Японии в Польше Ш. Сако

27 апреля 1939 г.

Во время беседы, которую я имел 27 апреля с. г. с послом Японии в Варшаве, последний информировал меня о том, что японский императорский совет и правительство отклонили германское предложение об укреплении антикоминтерновского пакта 10 военным союзом, направленным прежде всего против Англии и Франции; это предложение Германия выдвинула во время последних переговоров об усилении вышеназванного пакта.

По словам посла, эту концепцию поддерживали послы Японии в Берлине и Риме вопреки мнению всех остальных дипломатических представителей Японии в Европе, а также военных кругов, которые высказывались за союз, направленный только против СССР. Для проверки аргументов, выдвигаемых послом Осима, в Берлин были направлены посланник Ито, а также представители флота и армии.

По мнению посла, вышеупомянутое решение могло бы подвергнуться изменению только в случае смены правительства, хотя и это было бы сомнительным, если иметь в виду упомянутую выше позицию армии, а также тот факт, что смена правительства могла бы произойти только под воздействием армии. По словам посла, на изменение нынешней позиции Японии, кроме того, мог бы повлиять факт распространения обязательств Англии по отношению к СССР на Дальний Восток.

Из информации, данной послом Сако, кроме того, следует, что во время бесед, имевших место в последнюю неделю, японская сторона убедилась в том, что Италия ни в каком отношении партнером против СССР не является, германская же политика была расценена как рискованная и опасная. Посол выражал даже опасение относительно возможного возвращения германской политики к концепции Рапалло и подчеркивал, что не только флот, но и армия стоят за смягчение напряженности в отношениях с Соединенными Штатами, которые своим жестом церемонии отправки на военном корабле останков умершего в Вашингтоне японского посла создали благоприятную почву для проведения конкретных переговоров в дружественной атмосфере.

Посол высказал также предположение, что и переговоры с Англией были бы сейчас возможны, так как в отношениях с ней в настоящее время также имеются условия, способствующие смягчению напряженности.

Посол получил сообщение о том, что 26-го сего месяца японский министр иностранных дел Арита информировал посла Ромера о своих беседах с английским послом Крейги относительно переговоров, ведущихся между Лондоном и Москвой. Г-н Сако заметил при этом, что распространение английских обязательств по отношению к России на дальневосточные границы СССР сделало бы невозможным для Японии достичь договоренности с Англией; он, однако, убежден в том, что Англия не намерена устанавливать слишком тесные связи с Россией. Посол также связывает вопрос о заключении компромиссного договора о рыболовстве с Советами с тем поворотом, который наступил в отношениях между партнерами антикоминтерновского пакта.

Что касается Польши, то посол Сако засвидетельствовал, что он хорошо понимает ее внешнюю политику, и принял с большим удовлетворением сообщение о заявлении посла Ромера японскому правительству о неизменности отношения Польши к Японии 41.

Печат. по сб.: СССР в борьбе за мир... С. 355-356.



417. Сообщение ТАСС от 21 июня 1939 г.

В некоторых немецких газетах вчера появилось сообщение, что будто бы в переговорах с Англией и Францией Советское правительство настаивает на гарантировании своих дальневосточных границ и это является препятствием к заключению соглашения. ТАСС уполномочен заявить, что это сообщение не имеет под собой никакой почвы и является вымыслом.

Правда. 1939. 21 июня.


394. Запись беседы поела Польши в Японии Т. Ромера с министром иностранных дел Японии X. Арита

7 июня 1939 г.
"... В ходе дальнейшей беседы мы перешли к вопросу об англо-советских переговорах, которые, как это подчеркнул Арита, более всего беспокоят сейчас японское правительство. Я напомнил о том, что в этом вопросе мое правительство подавало Лондону немало советов и предостережений, что оно предприняло даже немало мер, направленных к тому, чтобы Англия и Франция официально заверили Японию, что переговоры с СССР не будут касаться Дальнего Востока, и что, наконец, мы со своей стороны не намерены участвовать в новых соглашениях с Советами. Мы, однако, не можем мешать нашим западным союзникам искать новых путей для укрепления безопасности там, где они считают это для себя необходимым. Особенно убедительным является английский аргумент о необходимости привлечь на свою сторону Советы хотя бы для того, чтобы предупредить германо-советское сближение. Я в это верю, прервал меня Арита. На это я ответил, что не придаю этому преувеличенного значения, хотя и могу доверительно сообщить ему, что мое правительство располагает сведениями о том, что именно этот вопрос интересует руководящих деятелей «оси» Рим — Берлин.

Будучи явно озадаченным, министр Арита сказал мне, что он Ценит роль Польши, которую она играет в отношении Советов, и уверен, что эта роль и в будущем не изменится. Россия не является только европейским государством, потому что она территориально простирается вплоть до азиатского Дальнего Востока. Следовательно, усиление безопасности ее границ в Европе должно в результате обеспечить России большую свободу действий в Азии, что для Японии не может быть безразличным. В свете этого заверение в том, что соглашения с СССР не содержат внеевропейских обязательств, является пустой формальностью. Я заметил в ответ на это что, по моему мнению, Великобритания имела более чем достаточно горького опыта в борьбе с подрывным влиянием Советов в Британской Индии, Афганистане и в Иране, чтобы не быть настороже и не остерегаться опасного для нее связывания себя с СССР в Азии. Западная и Центральная Азия — это одно, ответил Арита, а Китай и маньчжурская пограничная зона — это другое. Английская политика — это игра с советской опасностью. Желая найти нового, какого-то призрачного друга, она потеряет старого. «Кого Вы имеете в виду?» — спросил я. «Оставляю это Вам для размышлений. Может быть, Японию, может быть, Польшу, а может, обеих»,— сказал он с усмешкой. Позицию Польши, заметил я, мы только что выяснили, что же касается Японии, то я опасаюсь, что в связи с нынешней обстановкой в Китае Англия недостаточно отдает себе отчет в значении дружбы с Японией, чтобы в своей русской политике мочь руководствоваться страхом потерять ее. Одновременно, чтобы отблагодарить Арита за его заявление о роли Японии в польско-германских спорах, я добавил, что Польша, разумеется, не будет реагировать на японо-английский конфликт в Китае и горячо желает полюбовного его урегулирования.

Хотя все говорилось и выслушивалось скорее в шутливом тоне, Арита решительно заявил затем, что заключение каким-либо государством союза с Советами будет расценено японским правительством как акт, нарушающий жизненные интересы Японии и требующий выработки ясной ее позиции в отношении новой, созданной этим актом, ситуации. Понимая, что это высказывание имеет связь с недавними решениями кабинета Хиранума, я пытался выяснить, предрешен ли уже способ реакции Японии на вероятный акт такого рода, на что министр ответил, что этот вопрос нуждается еще в изучении в зависимости от условий, на которых состоялось бы заключение соглашения Англии и Франции с СССР. Я спросил еще, чем он может объяснить тот факт, что Советы не идут на это соглашение. В ответ он высказал предположение, что они заинтересованы в полной взаимности в вопросах гарантии безопасности собственных границ и неприкосновенности других государств, имеющих взаимные гарантии.

Наконец, на мой вопрос о нынешнем состоянии японо-советских отношений он ответил, что, оставляя в стороне недавние серьезнейшие кровавые инциденты на монгольской границе, переговоры о рыболовстве и о правах японцев в северной части Сахалина отнюдь не свидетельствуют ни о доброй воле, ни о желании СССР прийти к соглашению. Я пытался еще раз поинтересоваться совещанием японского кабинета и спросил Арита, есть ли, по его мнению, связь между политикой Японии в Китае и ее отношением к европейским делам, и наоборот. После некоторого размышления Арита ответил, что такая связь, несомненно, существует, но уклонился от дискуссии на эту тему..."
Печат. по сб.: СССР в борьбе за мир... С. 437-441.

495. Совместное заявление правительств Великобритании и Японии («Соглашение Арита—Крейги»)

24 июля 1939 г. {{* Дата оглашения и публикации документа.}}

В результате переговоров, имевших место между нами {{** Имеются в виду Арита и Крейги.}}, начиная с 15 июля 1939 г., было согласовано следующее заявление, которое должно быть опубликовано одновременно в Токио и Лондоне в понедельник 24 июля:

Правительство Его Величества в Соединенном Королевстве полностью признает нынешнее положение в Китае, где происходят военные действия в широком масштабе, и считает, что до тех пор, пока такое положение продолжает существовать, вооруженные силы Японии в Китае имеют специальные нужды в целях обеспечения их собственной безопасности и поддержания общественного порядка в районах, находящихся под их контролем и что они должны будут подавлять или устранять любые такие действия или причины, мешающие им или выгодные их противникам. Правительство Его Величества не имеет намерений поощрять любые действия или меры, препятствующие достижению японскими вооруженными силами упомянутых выше целей, и пользуется этой возможностью, чтобы в подтверждение своей политики в этом отношении разъяснить британским властям и британским подданным в Китае, что им следует воздерживаться от таких действий и мер 70.

Печат. по сб.: Документы и материалы кануна второй мировой войны... Т. 2. С. 146. Опубл. в изд.: Documents on British Foreign Policy... Third Series, vol. IX, p. 313.
---
Все по сборнику ГОД КРИЗИСА. 1938-1939. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ В ДВУХ ТОМАХ

---
---
Все происходит в период англо-франко-советских переговоров 1939 года и, что немаловажно, японо-китайской войны ("Китайский инцидент" в японской традиции) и боев на Халхин-Голе.
Что мы видим?

1. Японцы начинают давить. Если английские гарантии безопасности будут даны СССР в целом, то есть будут прогарантированы и дальневосточным границы СССР, то Япония сильно против и вообще займет прогерманскую и анти-англо-французскую позицию.
2. Советский Союз официально отказывается от такого рода гарантий, опровергая само наличие такого рода переговоров.
3. "Ага, они продавливаются!" - решают японцы и объявляют, что любой союз с СССР - враждебный акт по отношении к Японии со всеми вытекающими. Мы видим прекрасный пример того, как система построенная на исключении крупного игрока (СССР) не может его инкорпорировать - против другой крупный игрок, системный. Второй момент, мы видим, что с точки зрения соотношения сил, на весах надо взвешивать и сравнивать не Польшу и СССР, что делают многие, а Японию плюс Польшу и СССР. А японский флот это такой фактор, что перевешивает очень многое.
4. Ну, и мы видим, что в апогее политических переговоров, еще до отправки военной миссии в Москву, англичане выбор сделали, занялись очередным умиротворением, - с особым цинизмом плюнули в Китай и, соответственно, на советские, то есть интересы партнера по переговорам, интересы на Дальнем Востоке. Добавили атмосферы доверия, так сказать, продемонстрировав, что это повторяющиеся игры.

P.S. Да, вариант на тему Рапалло, то есть потенциальный Пакт Молотова-Риббентропа, как следует из первого документа, умные люди увидели еще в апреле 1939 года.
From:
Anonymous
OpenID
Identity URL: 
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

jim_garrison: (Default)
jim_garrison

June 2017

S M T W T F S
     1 2 3
4 56 7 8 910
1112 1314151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:46 am
Powered by Dreamwidth Studios